Уметь слышать страну

Гость передачи – профессор, доктор медицинских наук, руководитель Центра эндохирургии и литотрипсии Александр Семенович Бронштейн. Тема разговора: здоровье нации – проблема национальной безопасности.

- В ходе беседы мы постараемся поговорить о вещах, которые касаются каждого человека. В настоящее время в России все реформируется, в том числе и здравоохранение. У вас есть несколько цифр, которые оптимистичными не назовешь.

БРОНШТЕЙН: Меня сейчас просто поражает быстрота убывания россиян, которое происходит за последнее время. Согласно свежей официальной статистике Россия теряет больше людей, чем рождается. В 2004 году в стране родилось 1,5 миллиона человек, а 2,5 миллиона умерло. Разница в миллион человек. 960 тысяч человек мы потеряли от заболеваний сердечно-сосудистой системы, 260 тысяч – от онкологических заболеваний, остальных – по причине наркомании, самоубийств, СПИД, детской смертности. Что касается СПИДа, то раньше счет шел на десятки и сотни человек, а сейчас на сотни тысяч. И главное, что нет никаких радужных надежд на то, что ситуация как-то может измениться. С одной стороны, конечно, видны некие потуги правительства и президента, который хочет как-то изменить ситуацию в лучшую сторону. И некоторые цифры об этом свидетельствуют: стали больше платить медикам, лучше финансировать здравоохранение, больше денег стало отпускаться на закупку лекарственных препаратов, тех или иных средств. Это с одной стороны, но, с другой стороны, я не знаю, куда все это девается, на что тратятся деньги.
В России 2,9 процента ВВП тратится на здравоохранение, в США – 14 процентов. Мы будем жить более-менее прилично, если хотя бы 6 процентов ВВП будем тратить на здравоохранение. Это голубая мечта, которая, неизвестно, осуществится или нет, но что-то надо делать. Если мы и дальше будем идти подобными темпами, то, что будет в России через 10-30 лет, кто будет жить в стране и работать, кто будет служить в армии? Никто, я даже не знаю, будет ли страна? Хочется верить, что да, но оттого, что если мы стукнем себя в грудь и скажем, что все будет хорошо (Н. Хрущев обещал в 80-е годы наступление коммунизма, но он не наступил, а что наступило сейчас, я не знаю), ситуация вряд ли изменится. А если изменится, то как и кто ее будет менять, откуда возьмутся деньги, кто будет работать? Почему стоит российский Минмедпром?
Известно, что Россия активно производит и продает нефть. С одной стороны, это неплохо, так как есть некий запас в виде Стабилизационного фонда, но нужно подумать и о самом дорогом и святом – страна теряет людей, которые заслужили лучшей участи. И хотя министр здравоохранения и социального развития М. Зурабов пытается что-то сделать, я пока ничего хорошего не вижу.

- Говоря о снабжении лекарствами, у меня складывается ощущение, что если в больших городах ситуация более-менее достойная и есть какие-то возможности заработать, то в провинции проблем масса как с бесплатными лекарствами, так и лекарствами вообще. Чего тут уж говорить о лекарствах последнего поколения, которые достаточно дороги.

БРОНШТЕЙН: Расскажу о себе, как есть. Людям старше 60 лет рекомендуется принимать какие-то препараты, которые снижают артериальное давление, даже если они не гипертоники, а только возможные. Растущий атеросклероз и суженые сосуды могут привести к гипертонической болезни. Для этой цели давно в мире существуют замечательные препараты бета-блокаторы, которые препятствуют развитию гипертонии, блокируя определенные системы. И все препараты бета-блокаторы выпускаются за рубежом. Например, я пользуюсь "Конкором" или "Атенололом", есть еще и другие, но все они же стоят денег.

- Они входят в перечень бесплатных лекарственных средств для льготников?

БРОНШТЕЙН: Боюсь, что нет. Потому что все-таки бесплатные лекарства стоят достаточно дешево, хотя сейчас есть определенные подвижки в этом направлении, и здесь министерство сделало кое-что, выписывают бесплатные лекарства. Но все это на самом деле очень не большие деньги. И лекарства в большинстве своем достаточно дешевые. А возьмем препараты, препятствующие развитию атеросклероза или использующиеся для снижения уровня холестерина. Подобные препараты особенно нужны лицам старше 50-60 лет, которые или уже на пенсии или вот-вот выйдут на пенсию. И эти препараты абсолютно не по карману. Сейчас они стали чуть дешевле. И если российский чиновник не подумает, что у людей таких денег нет, то люди будут просто обречены, ибо они не смогут ими воспользоваться.
Но, похоже, никто ничего сделать не может, в стране нет Минмедпрома, медицинской промышленности, все стоит, и никому это не нужно. Отечественные лекарственные препараты из числа серьезных, которые действительно нужны, выпускаются в мизерном количестве, я даже не знаю, что. В целом же, лекарства значительно подорожали, и большинство не может их себе позволить.
Есть еще одна актуальная тема. Чтобы не было такого количества больных сердечно-сосудистыми заболеваниями, необходимо поставить на поток коронарографию. Часто открываешь газеты, смотришь, внезапно умер известный человек, а люди, которых никто не знает, мрут порой пачками. И это надо признать. И, как когда-то мне сказал один высокий чиновник в министерстве: ну, ты добьешься, что будут делать бесплатно коронарографию, а дальше что, когда коронарографию сделают и выяснится, что человеку надо будет ставить стенты? Стент – это специальный катетер-проводник, который вставляется в сосуд и с помощью которого налаживается кровоток и расширяется просвет. Сегодня уже появились стенты с лекарственным покрытием так называемые стенты-сайферы, которые стоят у фирм-продавцов от 1,5 до 3 тысяч долларов. Ну, кто такие деньги заплатит? А если не один стент, а два? Есть люди, которым необходимо ставить 6-7 стентов. Да, у узкого круга людей есть такие деньги. А некоторые на один стент собирают всем селом. Мне не понятно, почему в России нельзя выпускать такие же стенты, чтобы они стоили 1500 рублей, чтобы человек жил и не умирал?

- Что, в России перевелись умельцы?

БРОНШТЕЙН: Я бы не сказал так, в России есть очень светлые головы. Но в России даже не хотят думать о людях, которые обеспечивают безопасность страны. Порой складывается впечатление, что они никому не нужны. Умрет, другой придет. Не придет. Второго Эйнштейна до сих пор нет.

- Как бы вы проводили реформу здравоохранения?

БРОНШТЕЙН: Медики сами ничего сделать не смогут. Россия – президентская республика, и есть один человек, который решает все. И если ему не один министр и доктор Рошаль будут рассказывать о трудностях российской медицины, а у него будут некие экспертные оценки разных специалистов различных специалистов, которые смогут ему объяснить, что просто так с кондачка ничего не делается: в онкологии – свои проблемы, в педиатрии – свои и т.д. И ему не надо объяснять все медицинские тонкости, но дать какую-то экспертную оценку того, что можно делать, а чего нельзя… В России сейчас, например, хотят ликвидировать институт узких специалистов, заменив их врачами общей практики. Но разве может доктор, который смотрит миндалины, так же хорошо знать прямую кишку. Так хотят сделать, но если так сделают, то будет беда.
И еще нужно как-то попытаться объяснить В. Путину, например, какой-то экспертный совет, не зависимый от Минздрава, который рассказал ему, что нужно поступать не так, а так. А в этот экспертный совет должны войти самые светлые медицинские умы страны. Слава Богу, они в России есть: Воробьев, Давыдов, Пальцев, Дмитриева, Рошаль и др. И хорошо, если бы экспертный совет был бы не рекомендательным органом, а органом, решения которого Минздрав должен исполнять, а не придумывать своё. Тогда и будет толк. И не надо будет тратить по 30 минут на выписку бесплатного рецепта на лекарство.
Если президент прислушается, если ему не все равно и хочется, чтобы народ наш жил подольше, потому что он все-таки какой-то гарант и Конституции и того же здоровья населения, то, может быть, какой-то толк будет. Вообще, мне хочется, чтобы проблемы страны кто-то слышал, и если кто-то услышит, то, может быть, чего-нибудь как-нибудь хоть чуточку изменится. И если изменения произойдут, то все они пойдут на пользу нашему народу.
Что нужно для борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями и раком? Ранняя диагностика и чтобы за это не надо было сильно платить, чтобы бремя на себя за это взяли регионы. Во многих местах строятся просто дворцы, так почему же не потратиться на здоровье населения.

По материалам "Радио России"

05.07.2005