МК ЦЭЛТ 20 лет

Это было смелое решение: в 1993 году, на заре революционных перемен, пускаться в свободное плавание. С нуля начинать свой бизнес и где? В самой неперспективной на то время области — в медицине. Когда ни у кого и понятия не было, как экономически правильно вести бизнес. Не было такого опыта и в стране, только-только покинувшей контрольно-распределительное лоно социализма. Но с тех пор много воды утекло. За 20 минувших лет изменились и страна, и сам хозяин первой, а ныне известной на всю Россию частной многопрофильной клиники ЦЭЛТ — Александр Семенович БРОНШТЕЙН.

александр бронштейн частная клиника медицинская помошь врачи платная медицина цэлт
фото: Михаил Ковалев

«Ты олигарх», — говорила мне позже мама»

— Моя мама очень хотела, чтобы я стал хорошим врачом, — начал с откровения Александр Семенович. — И я эту миссию, как мне кажется, выполнил: стал известным в Москве гастроэнтерологом. Но когда она узнала, что я хочу организовать частное медицинское предприятие, стала меня отговаривать: «Это опасно — частной медицины в России никогда не было. Тебя могут убить...». Были и смешные эпизоды, связанные с мамой (умерла она в 98 лет). Когда она приходила к нам домой и на завтрак видела на столе икру (в то время икру покупали только детям), она говорила: «Ты же олигарх!». А увидев хорошую машину, на которой меня привезли домой, удивилась еще больше: «Неужели это твоя?». Я подумал: «Может, соврать, что я ее арендую». Но потом сказал ей правду, и она за меня испугалась еще сильнее.

Позже она мечтала, чтобы я стал заслуженным врачом. Считала: если ты заслуженный врач, значит, тебя ценят. И в 1998 году, при Ельцине, когда мне исполнилось 60 лет, меня представили к этой награде. Но в Минздраве документы затерялись. Потом они нашлись, и в 1999 году я получил-таки это звание. Мама была несказанно счастлива. А когда наша клиника стала известной, меня наградили орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Пригласили в Кремль, вручал награду Владимир Путин.

Я успел поблагодарить его за то, что впервые им было выделено 460 млрд рублей на развитие российской медицины. И подарил ему свою книгу «Шоссе энтузиаста». Если бы моя мама увидела, что президент страны вручает мне такую высокую награду, не знаю, что бы было с ней. И я был бы счастлив, если бы мама увидела этот момент. Сегодня я не знаю — «кто вы, доктор Зорге»? Врач или бизнесмен от медицины? Уже не врачую, хотя и организую лечебный процесс. На двух стульях усидеть было трудно, особенно в «лихие девяностые».

александр бронштейн частная клиника медицинская помошь врачи платная медицина цэлт
фото: Михаил Ковалев

«Были и угрозы моей жизни, и заказ меня уничтожить. Меня могли просто убить, отобрать все»

— Александр Семенович, самый главный вопрос: как вы себя чувствуете?

— На этот счет есть готовый и самый простой ответ: «Не дождетесь!». Для своего возраста чувствую себя вполне прилично. В России очень интересно жить. И надо жить долго, так как неизвестно, что с этой страной будет завтра. Лично я еще не удовлетворен тем, как идут дела сегодня. И надеюсь с высоты прожитых лет сам увидеть, что будет лет через пять–десять. Думаю, с учетом моей генетической наследственности еще удастся немного попрыгать, если не случится какой-нибудь рак или инсульт-инфаркт…

— Не случится. Давайте все же вернемся в «лихие девяностые». Начинать свой бизнес в 1993 году было, наверное, рискованно. Вы же были первооткрывателем...

— Конечно. Начинать свой бизнес в 90-е годы было не просто рискованно — опасно! Криминальное время. Но я мечтал побыстрее освободиться от пут чиновников от медицины, кто в нашем деле понимал гораздо меньше, чем я. Не хотел, чтобы они мною командовали. Хотел вести свое дело сам. Как я мог решиться на это? И сам не знаю. Меня отговаривал кто только мог: ничего у тебя не получится. Коллеги желали мне мужества. В то время я работал в 7-й городской больнице, которая сотрудничала с Главалмаззолотом СССР (они помогали нашей больнице как госструктуре). У меня сложились хорошие отношения с руководством главка. Советуясь с ними, однажды спросил: «Если я отпочкуюсь от больницы, можно ли будет организовать свою клинику и работать как частное предприятие, отрабатывая вашу помощь?». Ответ был прост: «Можно, но все должно быть по закону».

Не скрою: начало было очень трудным. Ощущение, что тебя, не умеющего плавать, бросили в воду и сказали: «Хочешь выжить, плыви. Не получится, пойдешь на дно». И мы с коллегами преодолели все муки ада. Я никогда не забуду то время. Мне, между прочим, шел 55-й год. А начинать новое дело хорошо в 35–40 лет. Я сам понимал всю опасность положения. Но за мной пошли 52 человека, врачи и медсестры. Я им обещал в работе свободу, работу на себя. Многие и сегодня у нас трудятся. Я горжусь тем, что наш центр называется учреждением свободных людей. Вот это мне удалось.

— Кто вам помог получить это семиэтажное здание? И откуда финансы «на раскрутку», если не секрет?

— Я не могу сказать, что мне никто не помогал. Меня поддерживали приятели, которые в государстве в то время занимали определенные посты. Потом они стали моими друзьями. Дружба с ними продолжается до сего дня. Без их поддержки и людей, работающих в правоохранительных органах и других структурах, я бы, конечно, сам не выжил. Потому что все могло случиться: меня могли просто убить, отобрать все. Были угрозы моей жизни и заказ, чтобы меня уничтожить. Но мы действовали абсолютно законным путем. И выиграли все суды.

— Теперь свой центр вы называете многопрофильной клиникой. Поясните нашим читателям, что это означает?

— Уже в 1993 году я пригласил специалистов, которые работали в Центре хирургии им. Б.В.Петровского и в клинике Е.И.Чазова, лечить болезни сердца и сосудов. Хотя у нас еще не было ни ангиографической установки, ни стентов. Да и в России все это только начиналось. Теперь создана, по сути, целая кардиоклиника, без преувеличения, ею может гордиться страна. Профессионалы высокого класса выполняют самые сложные операции: стентирование больных при ишемической болезни сердца, инфаркте миокарда, при лечении аневризмы аорты брюшного и грудного отделов, диабетической стопы. Мы создали еще эндоскопическую урологию, гинекологию, нейрохирургию, травматологию. Гордимся и нашими лечебно-диагностическими возможностями (есть КТ, МРТ, сосудистая аппаратура). В течение одного дня можем человека обследовать и выдать ему медицинский паспорт. Сегодня мы, образно говоря, многостаночники, в клинике есть практически все, чтобы помочь больному человеку.

александр бронштейн частная клиника медицинская помошь врачи платная медицина цэлт
фото: Александр Астафьев

«И как всегда: спасение утопающих — дело рук самих утопающих»

— Одно слово «многопрофильные»… Если резюмировать эту часть нашего разговора, какую задачу для себя вы ставите на завтра?

— Улучшить качество жизни пожилых. Пока в нашей стране этой проблеме внимания практически не уделяется. Пожилой человек сегодня не в моде. Люди пожилого возраста, к числу которых отношусь и я сам, никому не нужны. Поэтому я и решил: «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Сам буду следить хотя бы за своими окружающими: родными, друзьями, за теми, кто к нам приходит и верит нам. За теми, кто в состоянии заплатить за свое здоровье, за наши медицинские услуги (они, кстати, не самые дорогие в Москве). Конечно, у нас может лечиться человек, у кого есть деньги. Например, не так давно мы начали трансплантацию аортального клапана у пожилых людей. Это же фантастическая манипуляция, которая выполняется через маленький разрез. К сожалению, она очень дорогая. На днях такую операцию мы сделали 85-летнему человеку. Он зашел ко мне с благодарностью, а я сказал ему: «Встретимся через 10 лет». Что со мной будет через 10 лет, не знаю, но что он через 10 лет будет жив-здоров — сто процентов.

— Александр Семенович, в медицине вы работаете практически всю жизнь. На ваш взгляд, где в России лучше всего развито здравоохранение?

— Ну прежде всего в Москве. Мэру столицы Сергею Собянину и его новой команде удалось кардинально решить проблему закупок медицинского оборудования и на сэкономленные деньги практически полностью укомплектовать больницы и поликлиники современной техникой. По инициативе мэра в нашем городе (впервые в России) заработала школа подготовки кадров, улучшилась работа поликлинического звена. А в стране пока всего этого практически нет.

— Москва еще не вся Россия. Получить адекватную медицинскую помощь, лекарства проблематично даже в ближайшем Подмосковье... Об этом говорят письма и звонки в редакцию. Какой вы видите выход?

— Я твердо убежден: там, где хорошо работают мэр и губернатор, там и жалоб на здравоохранение меньше. Тогда и воровать будут меньше, и зарплаты врачам поднимут, и больные получат адекватную помощь.

И еще: пора создавать малые частные филиалы медицины в различных уголках России. Это могут быть микродиагностические центры, где можно поставить компьютерный томограф, МРТ, УЗИ-аппаратуру, гастроскоп, эндоскоп, создать маленькую лабораторию для сдачи простых анализов, и 2–3 консультанта. Потребуется не более двух-трех комнат. И чтобы люди знали: им не надо ехать в Москву, чтобы сделать элементарное обследование. Такую услугу можно получить и на месте. А дальше искать или выбирать клинику для лечения. Я этот разговор хочу повести с губернатором Московской области, об этом уже говорил с другими руководителями губерний. Мою идею поддерживают, она очень живая. Стоимость таких центров не более 2 млн долларов. Эти деньги даже не надо просить у государства. Достаточно найти спонсоров, и затраты отобьются влет.

— Вы, конечно, говорите о платной медицине. Но сами же считаете, что пока она по карману лишь единицам...

— Конечно, о платной. Ничего бесплатного в нашей медицине уже не будет никогда. Российский человек прежде всего должен переделать свои мозги. Понимать, что какую-то часть личного бюджета надо откладывать на лечение. Копить деньги на здоровье, как, к примеру, копят на хорошую машину. И знать, что два раза в год они должны посетить хорошую клинику, даже если ничего не беспокоит. Чтобы не пропустить серьезное заболевание. Тот же рак (любой!) очень долго молчит. Чаще всего проявляется, когда помочь пациенту уже невозможно.

александр бронштейн частная клиника медицинская помошь врачи платная медицина цэлт
фото: Михаил Ковалев

«Сегодня у меня нет твердого убеждения в том, что наш народ очень сильно нужен нашей власти»

— Но главный вопрос, который мучает меня: нужен ли кому-нибудь российский народ? — сказал Александр Семенович. — Чтобы он дольше и лучше жил, чтобы в стране было побольше стариков. Во всем мире люди стареют. И в России стариков становится все больше. Надо стараться продлить не только их жизнь, но и здоровье. Когда президент Путин говорит о том, что человек должен работать до 70 лет, он абсолютно прав. А может, и того дольше — до 80 лет! Если качество жизни немолодых людей будет улучшено, они принесут своей стране еще очень много пользы. К примеру, у сегодняшних врачей-пенсионеров гигантский опыт: они не делают тех невероятных ошибок, какие допускают молодые люди. А если кто-то из них и не владеет компьютером, ей-богу, это небольшая беда. Всегда его можно освоить. Но поставить правильный диагноз может только многоопытный врач. Увы, сегодня у меня нет твердого убеждения в том, что наш народ очень сильно нужен нашей власти. Только действия государства по улучшению жизни и здоровья россиян смогут меня в этом переубедить.

— Учитывая ваш колоссальный опыт, какое домашнее задание на завтра вы бы дали министру здравоохранения России и нашим законодателям? Что надо бы срочно сделать уже сегодня?

— Организовать пункты оказания экстренной помощи людям. Когда я читаю, что беременная рожает в машине либо на милицейском посту… Еще при старой власти появилась идея: на каждом километре поставить человека, который окажет экстренную помощь. Это первое. И второе: чтобы доктора не были нищими. Чтобы деньги, отпущенные на медицину, доставались и медработникам. Третье: пора перестать закупать томографы, ангиографические установки и др., а подумать о том, как приблизить помощь к районным больницам и поликлиникам. А еще: спуститься на землю, посмотреть, как живет глубинка, не устраивать для президента и премьера «потемкинские деревни».

Я уже далеко не молодой человек и все-таки верю в будущее России. Верю в то, что когда-то больше повезет и нашему народу: к нему отнесутся по-другому. Будут любить детей и считать: чем больше у нас пожилых людей, тем крепче и сильнее государство. А новые технологии позволят продлить жизнь россиянина до ста и более лет. И сто лет будет обычным возрастом, как сейчас, например, семьдесят.

А еще я бы посоветовал всем депутатам Госдумы взять по ребенку из детдома на воспитание. Сразу 450 несчастных детей получили бы хорошие условия жизни. У депутатов достаточно денег, у многих есть квартиры и деньги за рубежом. Очень хорошее дело они бы сделали.

— Оригинально. Но почему бы и нет? В последнее время СМИ захлестнула волна наезда депутатов на журналистов, в частности на «МК», за то, что газета имеет свою точку зрения на происходящее в стране. Может, пора и самим думцам на себя оборотиться, сделать конкретное доброе дело?

— Порой стыдно бывает смотреть на наших законотворцев на главных экранах страны, — поддержал Александр Семенович. — Я уже не говорю о высоких чиновниках, делающих карьеру на судьбах и здоровье маленьких россиян. На телеканалах ежедневно льется кровь, бесконечные убийства и насилие. Кем вырастут наши дети, внуки и правнуки? Коррупция, как раковая опухоль с метастазами, поразила страну. Кто поможет президенту переломить ситуацию, не знаю.

— Александр Семенович, давайте сменим тему, требующую отдельного большого разговора. Принято считать, что семья — это тыл? Насколько ваши тылы защищены в этом смысле?

— Семья для меня — все. Господь послал мне прекрасного человека — жену, с которой мы уже почти сорок лет вместе. Между прочим, по образованию она архитектор. Может быть, поэтому моя семья такая крепкая и надежная. Всем докторам рекомендую жениться (или выходить замуж) за людей другой профессии, и тогда все будет в порядке. Сегодня у меня есть замечательные дети и внуки (в апреле ждем еще одного внука — мальчика). Убежден: только крепкая семья обеспечивает человеку счастливую старость и долголетие.

— А с друзьями при вашей-то занятости удается встречаться?

— На самом деле близких друзей почти не осталось. Один в Москве, второй — в Бостоне. Да и с коллегами по работе вижусь редко. К сожалению, и в нашем медицинском сообществе присутствуют зависть и недоброжелательство. Как мне жаль этих людей! Жизнь так коротка, что иногда вместо банкета встречаемся на кладбище. А ведь надо беречь и любить друг друга.

В пятницу коллектив частной многопрофильной клиники ЦЭЛТ празднует свой юбилей. Поздравляем!

СПРАВКА "МК"

Многопрофильная клиника Центр эндохирургии и литотрипсии (ЦЭЛТ) на рынке платных медицинских услуг активно работает уже 20 лет. Подобного опыта успешной деятельности нет практически ни у одной многопрофильной частной клиники России. Ей есть что итожить. За эти годы количество пролеченных пациентов можно сравнить с населением мегаполиса. Среди них жители Москвы и Московской области, других регионов России и зарубежья. Они получили здесь более 3 млн различных услуг: от консультаций врача до сложнейших операций. Благодаря опытным сердечно-сосудистым хирургам бьется 50 000 сердец. Благодаря гинекологам на свет появилось 640 детей (население нескольких детских садов). Благодаря урологам было вылечено более 4000 пациентов. Благодаря стоматологам было спасено 96 000 улыбок. Амбулаторно осмотрено более 1 600 000 пациентов и проведено более 500 000 исследований и манипуляций. Благодаря специалистам отделения лучевой диагностики проведено 330 000 обследований. Благодаря хирургическому отделению более 60 000 пациентов обрели полноценную жизнь. Благодаря сотрудникам лаборатории «проанализированы» результаты исследований 520 000 пациентов.