Ведь песня людям так нужна, как птице крылья для полета

Кто в дружбу верит горячо, кто рядом чувствует плечо, тот никогда не упадет, в любой беде не пропадет, а если и споткнется вдруг, то встать ему поможет друг...

С.В. Михалков

Герои сегодняшнего рассказа могут считать себя богатыми дружбой пятикратно. Это пятеро друзей - Александр Бронштейн, Вячеслав Костиков, Валерий Рудаков, Георгий Сатаров и Михаил Федотов. Песня, музыка и искусство стали приятной приправой их дружбы. Первыми познакомились во время работы в Администрации Президента Вячеслав Костиков и Георгий Сатаров. Скоро к ним присоединился Михаил Федотов, который заглядывал в Кремль в качестве эксперта по СМИ. Позднее в песенную компанию влился доктор Бронштейн, в клинику которого заглядывали многие "кремлевские". А в 1995 певческую компанию пополнил и Валерий Рудаков. Их сблизило не только родство душ, интересов, ценностей, но и любовь к песне. Дружба длится уже более 10 лет. И почти каждая дружеская встреча завершается пением. Сами они, впрочем, считают, что поют не столько голосом, сколько сердцем.

Александр Бронштейн с Николаем Добронравовым и Александрой Пахмутовой
Александр Бронштейн с Николаем Добронравовым
и Александрой Пахмутовой

Александр Бронштейн, генеральный директор медицинского центра «ЦЭЛТ».
Александр Бронштейн, по признанию всех друзей, художественный руководитель их импровизированного ансамбля. Это человек с развитым художественным вкусом, знаток оперного искусства, обладающий красивым баритоном.
С Вячеславом Костиковым они познакомились в Риме Костиков в качестве посла только осваивал виллу на Старой Аппиевой дороге. Однажды после плотного обеда хозяин дома провожал Александра Семеновича, и, остановившись в дверях, спросил: «Сань, ты помнишь, как мы пели: Ленину слава, партии слава?». «Партия наши надежды сплотила...» – подхватил шутливо гость.

– Так основывался наш пока еще домашний хор, – рассказывает Александр Семенович. – Вернувшись в Россию, мы еще более сдружились, стали чаще ходить друг к другу в гости, компания расширилась. Полным составом удавалось встречаться редко, встречи становились праздником, а какой праздник без песни! Песня становилась продолжением общения. Каждый уходил абсолютно счастливым. Те песни, что мы поем, они же про нас, про нашу жизнь, про нашу дружбу и любовь.

Параллели окружают нас на каждом шагу. Расскажу только один забавный эпизод. Однажды мы с Андрисом Лиепой оказались в доме отдыха Большого театра. Во время одной из прогулок набрели на странное сооружение: что-то похожее на шлагбаум с огромной гирей. Оказалось, что это ни много ни мало – говномер, показывающий, когда надо вызывать ассенизатора. Посмеялись... и забыли. «Каково же было мое удивление, – вспоминает Бронштейн, – когда я узнал, что этому сооружению Александр Галич посвятил одно из своих знаменитых стихотворений. Мне удалось услышать его на прощальном вечере перед его отъездом из России:

Все было пасмурно и серо,
И лес стоял, как неживой,
И только гиря говномера
Слегка качала головой.
Не все напрасно в этом мире,
Хоть грош ему цена.
Не все напрасно в этом мире,
Покуда существуют гиря
И виден уровень говна».

Стихи и песни, впрочем, способны поставить людей и в неловкую, комическую ситуацию.
– Как-то осенью мы с Георгием Сатаровым были вместе по делам в Гамбурге, – вспоминает Бронштейн. – После официальных мероприятий нас пригласил к себе в загородный дом крупный немецкий предприниматель. После застолья с хорошей долей шнапса мы решили попотчевать хозяина нашим песенным репертуаром. Начали с безобидной «Цыганки-молдаванки». Прошла «на ура». А потом вдруг грянули: «Вставай, страна огромная!». Песня оказалась роковой для русско-немецкой дружбы. Хозяин дома, чистокровный немец и, похоже, патриот, «поднял» с мест представителей нашей «страны огромной» и предложил «выйти вон». Не понравилась наша песня...

Вячеслав Костиков, бывший пресс-секретарь президента Бориса Ельцина, экс-посол России в Ватикане, ныне директор Центра стратегического планирования еженедельника «Аргументы и факты».
Вячеслава Костикова знают в России многие. Писатель, известный публицист, политик. Но мало кто знает, что он еще и мастер «авторской песни», большой ценитель и исполнитель русских романсов. С известной долей самоиронии он рассказывает и о том, как (наверное, динственный из россиян) пел с Папой Римским Иоанном Павлом II. Произошло это в летней резиденции понтифика – Кастелло Гандольфо в Альбанских горах неподалеку от Рима. Во время летнего отдыха во внутреннем дворике старинного замка для Папы устраивали летние музыкальные вечера. В том числе и с участием российских исполнителей.
Однажды был приглашен детский хор из России. Иоанн Павел II слушал с явным удовольствием. «После концерта я подошел к Иоанну Павлу II, – вспоминает Вячеслав Васильевич, – чтобы поинтересоваться его впечатлениями». Глава Ватикана был явно тронут: «Мне нравится русская песня. Когда я жил в Польше, мне приходилось бывать на русских концертах, в том числе на выступлениях Ансамбля песни и пляски Cоветской Aрмии, – начал вспоминать понтифик. – Русские песни очень мелодичны...» И вдруг Иоанн Павел, склонившись к уху посла, начал едва слышно напевать: «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат...». Я не удержался и стал тихо подпевать: «Не тревожьте солдат...» Получился... дуэт с Папой Римским.

– Моим учителем пения, – делится Вячеслав Костиков, – было радио. Когда мы росли, еще не было телевидения, и в московских квартирах радио не выключалось. Оно было единственным источником информации. Новостей в те времена было немного, и эфир заполнялся песнями, радио-спектаклями, концертами «по заявкам трудящихся». Среди песен преобладали народные и песни советских композиторов. Звучали и романсы. Но изредка. Начальники советской культуры относились к ним подозрительно, как к наследию буржуазной культуры...

Георгий Сатаров, экс-помощник первого президента Российской Федерации, президент фонда информатика для демократии (ИНДЕМ).
У Георгия Сатарова глубокий бархатный баритон, переходящий в бас, который чувствуется даже при разговоре. Друзья в шутку называют его – «наш Шаляпин». Похоже, что предрасположенность к пению у него наследственная.

– Моя бабушка была театральным художником и завсегдатаем всех спектаклей. Тягу к искусству она передала и своей дочери, моей маме, – вспоминает Георгий Александрович. – Когда мама вернулась с войны, она даже поступила в эстрадное училище по классу вокала. У нее был прекрасный слух, приятный голос. Долгое время она не подозревала, что ее сын тоже поет. «Дарование» обнаружилось в 11 лет, когда я, к ее удивлению, привез из пионерского лагеря грамоту за первое место в конкурсе пения. Из лагеря я вернулся с твердым желанием учиться игре на балалайке, но, в конце концов, мама уговорила меня заниматься гитарой.

инструментальный дуэт Александра Бронштейна и Вячeслава Костикова
инструментальный дуэт Александра Бронштейна
и Вячeслава Костикова

Первый раз публично Георгию Сатарову пришлось выступить в 1957 на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве. Каким-то чудом он оказался в компании приехавших в Москву итальянцев. Вместе с ними и состоялась «премьера».

– Одним из самых ярких песенных эпизодов я считаю наш дуэт с Тамарой Синявской, тем более, что аккомпанировал нам ее муж, знаменитый Муслим Магомаев, – рассказывает Сатаров. – Дуэт возник случайно: встретились и запели в гостях, на даче у Александра Бронштейна. К сожалению, опыт не повторился, – сетует Сатаров, – зато много и часто мы пели с Вячеславом Костиковым, когда работали вместе в Кремле. Нагрузка была бешеной, а пение помогало сбросить стресс.

Валерий Рудаков, бывший руководитель золотой и алмазной промышлености Советского Союза (Главалмаззолото СССР), первый президент компании «Алроса», ныне председатель совета директоров золотодобывающей компании «Полюс».
У Валерия Владимировича прирожденный слух. Петь – это потребность его души, хотя он и не имеет специального музыкального образования. Из всей компании у него, пожалуй, самый сильный голос, хотя он сам из скромности называет его «самым громким». С музыкой связан и его досуг. Он много путешествует и побывал почти во всех знаменитейших оперных театрах мира. Дома у него богатая коллекция оперных спектаклей и старых записей знаменитых русских певцов.

– Мы дети одного советского поколения. И у всех нас увлечение песней – от родителей. Ведь песня была важнейшей частью народной культуры. А патриотический подъем военных лет сопровождался огромной популярностью «песен военных лет». Их, кстати, много и в репертуаре нашей поющей группы. Прекрасно помню: когда собирались дома друзья родителей, обязательно пели. Отец – сибиряк, очень любил и неплохо пел сибирские песни. К сожалению, традиция народной песни сегодня уходит. Но наша компания ее хранит, отчасти – и как дань уважения памяти родителей. Моему музыкальному воспитанию способствовало и то, что мои родители были профсоюзными активистами, организовывали культпоходы в театры и были знакомы со многими звездами Большого театра: Козловским, Лемешевым, например. Знаменитого тенора Козловского я впервые услышал в 12 лет. Впечатление сохранилось до сих пор. Любовь к песне, к русской песенной классике я старался привить и своим детям. Ведь музыка, песня – это счастье! Как поется в прекрасной песне Александры Пахмутовой на слова Николая Добронравова: «Тот, кто песни петь и слушать не умеет, тот не будет счастлив никогда».

Валерий Рудаков, Александр Бронштейн, Вячеслав Костиков, Михаил Федотов и Георгий Сатаров
Валерий Рудаков, Александр Бронштейн, Вячеслав Костиков, Михаил Федотов и Георгий Сатаров

Михаил Федотов, бывший министр печати РФ и представитель России при ЮНЕСКО, ныне секретарь Союза журналистов России, один из авторов действующего Закона о печати РФ.
Михаил Федотов самый камерный из всех исполнителей в квинтете, у него тихий, почти «интимный» тенор, переходящий, как он говорит, в декламацию. В отличие от своих друзей по спевке он сам «пописывает» музыку к стихам собственного сочинения. Недавно выпустил свой первый диск.
 
– Думаю, что пристрастие к музыке и у меня не случайно, –  говорит он. –  В нашем роду много юристов, были и врачи. Самый дальний из известных мне предков, был юристом в армии Николая I. Все эти люди были носителями городской культуры, в том числе и песенной. Мой дед до революции 1917 года был присяжным поверенным. Но больше он прославился тем, что в бурные годы гражданской войны написал оперетту «Сон буржуя». Какое-то время она шла на сцене знаменитого оперного театра в Одессе. Так что традиции музицирования у нас передавались из поколения в поколение. В семье было заведено устраивать музыкальные вечера для родных и друзей. Для таких праздников специально сочиняли шутливые стихи, песенки, сценки. Эту традицию мы культивируем и в нашей нынешней компании. Когда у Саши Бронштейна случился юбилей, мы с Юрой Батуриным сочинили шутливые куплеты, которые вместе и исполнили.

Приятно видеть, что любовь к музыке передается и нашим детям. У них конечно уже другие музызальные пристрастия. Мой сын, например, увлекается рэпом и пишет для него тексты, но это уже не наш песенный репертуар.

01.07.2006