болеть не страшно

Маленькие пациенты этого уникального детского отделения уверены, что Айболит существует.

"Вашему ребенку требуется операция"... Когда врач говорит что-нибудь подобное, родителей обычно бросает в дрожь. Любое хирургическое вмешательство в привычном нам варианте - это несколько недель постельного режима в больнице, сдача анализов, тягостный госпитальный быт. Даже для взрослого человека это огромный стресс. А маленького ребенка разлука с родителями может отбросить в развитии на несколько лет назад. Опытные врачи не удивляются, когда пятилетних детей после больницы приходится заново приучать к горшку, а психологические последствия операции сказываются тогда, когда физические уже давно сошли на нет.


Как показывает мировой опыт, семьдесят процентов операций, от исправления носовой перегородки и удаления миндалин до операций на сердце, можно провести в однодневном стационаре - небольшой "экспресс-больнице" с несколькими палатами, где ребенок находится ровно столько времени, сколько занимает операция (обычно несколько часов). Это самый распространенный способ организовать операцию без ущерба для психики ребенка (и, кстати, кошелька родителей). В Москве подобных стационаров всего три. Один из них семь лет подряд работает в Центре эндохирургии и литотрипсии.


- У нашего стационара есть одно неоспоримое преимущество, - рассказывает заведующий детским отделением Георгий Кутин. - В нем нет госпитальной инфекции - напасти, почти неизбежной в любой больнице, несмотря на современные антисептики. Ребенок попадает в больницу, скажем, с аппендицитом, а выходит, переболев заодно гриппом и краснухой. У нас подобная ситуация невозможна.


Точный диагноз ставится обычно во время первого же визита к врачу: работа в Центре построена по принципу "постоянного консилиума", когда врач может в любой момент посоветоваться с коллегами любых специальностей. Если требуется операция, сразу назначается ее день. Все предоперационные обследования, занимающие в классическом случае недели две, здесь проводят за два дня. По словам врачей (их здесь четверо, все - по тридцать лет у операционного стола) можно сделать их и за один день, но для ребенка это тяжеловато.

В день операции ребенок приходит с родителями в стационар, а к обеду обычно отправляется домой. Послеоперационный период маленький пациент также проходит дома: это и дешевле, и, главное, эффективнее - дома и стены помогают. Все это время врачи следят за его здоровьем - по телефону, или, если понадобится, приходят на дом.

В Центре очень бережно относятся к детству, считая, что болезнь не обязывает ребенка становиться взрослым - например, терпеть боль.

- Любые процедуры мы проводим под общим наркозом, - рассказывает Георгий Александрович. - Даже самые элементарные, которые врачу гораздо проще провести без обезболивания - "под крикаином", как это делается в обычной медицинской практике. По нашему глубокому убеждению, ребенок не должен платить за физическое здоровье болью и страхом.

По словам Георгия Кутина, очень часто в Центр приходят дети с обожженными нервами - завсегдатаи районных больниц. При одном взгляде на белый халат у таких пациентов начинается истерика. Здесь их не только лечат, но еще и учат не бояться врача. Впрочем, по собственному признанию Георгия Александровича, он не выносит детских слез - может быть, поэтому в клинике делается все, чтобы они не проливались.

Анна СТАСОВА
16.01.2001