ребенок имеет право не присутствовать на своей операции

80 процентов ЛОР-операций у детей - это удаление аденоидов и миндалин. В них, как утверждается в одном из последних номеров журнала "Здоровье", не-возможен общий наркоз. На днях я встретился с человеком, который, будучи врачом отола-рингологом детского хирургического стацио-нара Центра эндохирургии и литотрипсии (ЦЭЛТ), такие "невозможные" операции дела-ет именно под общим наркозом.

Мой собеседник Владимир ДЕБРЯНСКИЙ.

- Владимир Алексеевич! Как получилось, что у вас в ЦЭЛТ "невозможное возможно"?

- Давайте сразу договоримся: речь идет не о чем-то экстраординарном, принципиально новом, а как раз о единственно возможном и необходимом. Сейчас, когда весь мир перешел на этот путь, у нас на нем, к сожалению, лишь единичные медицинские учреждения. НИИ уха, горла, носа в Санкт-Петербурге (первопроходец таких операций) да две клиники в столице. Одна из них ЦЭЛТ.

Когда сторонники традиционных методов говорят вам, что они тоже "отключают" маленьких пациентов местной анестезией, не верьте. Зачем тогда детей перед операцией связывать по рукам и ногам, привязывать к креслу, чего не делают даже в зубоврачебных кабинетах? Нет, это очень болезненная и кровавая операция, хотя и быстротечная.

Toт вид анестезии, которым обычно при ней пользуются (закапывание обезболивающего раствора на слизистую), боли на самом деле не снимает. Ведь слизистая - это всего один миллиметр, а хирургу приходится проникать миллиметров на десять в г лубину. Обезболивание при помощи уколов (как при "заморозке" у зубного врача) здесь невозможно технически.

Самый рациональный вариант - общий наркоз. И он очень много дает хирургу. Наша методика позволяет оперировать более тщательно, ювелирно, полностью изъять все, что требует удаления, и тем самым избежать рецидивов, повторных операций.

Качество работы детского хирурга при традиционных, рутинных ЛОР-операциях очень сильно зависит от поведения ребенка. Удастся его обмануть - в распоряжении хирурга есть 5 секунд, не больше, собственно на оперирование. Дальше пациент уже рот больше не раскроет ни за что. Общий наркоз - это качество и надежность на порядок выше, контроль за дыханием и работой серд-ца гораздо проще. К тому же, если пребывание пациента в клинике занимает, как прави-ло, не менее трех дней и ребенок на это время оторван от семьи, у нас это всего один день, и родители все время рядом.

- Что мешает применять вашу методику и в других клиниках? Отсутствие денег?

- И денег, конечно. Но нужен и переворот в сознании, поворот медицины, общества к маленькому человеку. Это требует усилий, времени, лишних хлопот. Зачем? Гораздо проще и дешевле сделать ребенку больно. Залить его кровью, чтобы он все это видел.

Нужно, чтобы общество осознало: ребенок имеет право не присутствовать на собственной операции.

- Права ребенка - дело тонкое, как сказал бы герой популярного кинобоевика. Самое остроумное, что мне довелось видеть на эту тему, карикатура: отец дерет своего малолетнего шалопая ремнем, а тот всхлипывает в телефонную трубку: "Алло, это академия педагогических наук?" Но в медицине не посмеешься. Здесь - боль, и ребенок ее никогда не хочет.

- И правильно, что не хочет. Взрослый может осознать необходимость преодолевать боль. Ребенок, особенно маленький, этого не понимает. Операционные, где ему было очень больно, где он видел свою кровь, оставляют в его душе травму на всю жизнь. Эта память у очень многих людей стоит того, чтобы государство потратилось на обезболивание.

- И последний вопрос: опасен ли наркоз для детского организма?

- Побочные его действия, когда пациент просыпается, такие же, как при алкогольном опьянении. Головокружение, тошнота, может быть, рвота. Последнее бывает редко: у нас по-добрана методика, которая исключает рвоту. Естественно, этот вопрос всегда задают родители. Я им говорю: "Представьте, что вашему ребенку дали 50 грамм коньяка - вот и все".

Опыт ЦЭЛТ показывает: что для взрослого можно сделать под местной анестезией, ребенку лучше сделать под общим наркозом. Это относиться к гастроскопии, цистоскопии, удалению миндалин и аденоидов, а также к целому ряду других способов обследования и лечения.

Беседовал Ким Смирнов.
30.09.2000