"Золотой стандарт ЦЭЛТа"

На первый взгляд, это - обычное лечебное учреждение. Нет лишней суеты, не мелькает свита, сопровождающая "главного" в обходе "владений". Встретив в коридоре человека в белом халате, неминуемо услышишь: "Чем вам помочь? Доктор на операции. Присядьте. Скоро освободится и вас примет..." Интонация такая, словно речь идет о занозе, которую врач извлекает из пальца очередного пациента.


Между тем в операционном блоке ЦЭЛТа ежедневно совершаются чудеса. Лапароскопию - операцию без традиционного (порой до полуметра длиной) рассечения тканей брюшной полости - иначе не охарактеризуешь. Это вообще трудно представить, как через малюсенький (от 5 до 20 мм) разрез можно убрать камни из желчного пузыря, солидную миому матки, разобраться с грыжей пищевода, опухолью в толстой кишке... А если надо прооперировать сразу несколько органов? При симультанных (сочетанных) операциях к операционному столу подходят поочередно хирурги общего профиля, урологи, гинекологи, другие специалисты. Количество "дырочек" при этом увеличивается - вместо двух, к примеру, делают... три прокола.

8 МИНУТ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МИР

Лапароскоп, словно локатор, высвечивает на экране дисплея все, что происходит в брюшной полости оперируемой пациентки. Задачу, которую предстояло решить двум хирургическим бригадам главного хирурга ЦЭЛТа профессора Олега Эммануиловича Луцевича и заведующего гинекологическим отделением Дмитрия Анатольевича Запорожцева, ординарной не назовешь: рак почки, миома матки размером с два кулака, кистозные яичники...
Введенные через специальное отверстие инструменты, сменяя один другой, последовательно делают свое дело. Почку, надпочечник и все, что может нести в себе раковое начало, аккуратно отделяют и изолируют в плотный мешочек. Он вводится заблаговременно через то же отверстие, что инструменты, расправляется и очень ловко охватывает ткани, подлежащие удалению. Теперь все подверженные мутации клетки "схвачены" и угрозы для остальных тканей организма не представляют.
Поворот операционного стола, поворот лапароскопа: арена действия смещается на "этаж" ниже. Здесь вотчина гинекологов. В дополнительное отверстие вводят морцелятор - инструмент, способный удалять более плотные, как, например, матка, ткани. Тщательно очищаются все закутки освобожденной от больных органов полости. Эстафета операции снова в руках Луцевича: убирается почка, вытягивается удерживающий ее мешочек, вынимается лапароскоп. Все! На брюшной полости остаются лишь четыре небольшие зашитые дырочки - единственные свидетели проведенной резекции.
Ролик, запечатлевший эту уникальную операцию, длится всего 8 минут. Просмотр его стал настоящим потрясением для многих участников проходившего в Португалии международного форума. Потрясением, которое выразилось глубоким признанием и еще одним подтверждением высокого профессионализма эндохирургов ЦЭЛТа.

В НАЧАЛЕ БЫЛ... КАЗУС

- Это сегодня мы такие умные, умными приборами и инструментами вооружены, рассказывает Олег Эммануилович, - а тогда, в 1991 году, началось и состоялось все благодаря шефу, его постоянному стремлению держать руку на "пульсе мировой медицины", заимствовать и немедленно осваивать все повое, прогрессивное, сулящее перспективы в излечении любых болезней. Забота об эффективности лечения, о качестве жизни пациентов давно уже стала незыблемым кредо каждого сотрудника нашей клиники.
А тогда... Привез Александр Семенович Бронштейн из Америки некий неведомый в России "секондхэнд"-использованные инструменты для проведения эндоскопической операции. Простерилизовали и решили попробовать в деле. Простенькая операция по удалению камней из желчного пузыря, на которой руку набили так, что, казалось, могли бы и с закрытыми глазами сделать, длилась более 2 часов. Измучились! Готовы были "послать" лапароскоп со всеми сопутствующими ему инструментами-трубочками куда подальше и продолжать "резать", как того классика требует. Хирурги, в конце концов, не спелеологи!
Однако повернулось все совсем иначе. Из-за этой самой нашей первой пациентки. На следующее утро рыдающая женщина осыпала упреками: "Почему не сделали операцию? Дырку прокололи и бросили!".
Пришла очередь удивляться нам: после полостной операции ткани долго заживают, на следующий день по коридору не побежишь - боль, большая опасность, то шов разойдется, а здесь - и впрямь чудеса.
Нет, решили, лапароскопия стоит мучений хирурга. Сторицей воздадутся они, если в результате выигрывает пациент, его здоровье, качество его жизни. Начало было положено. Клиника, кстати, вскоре свою уникальную специализацию в названии озвучила: Центр эндохирургии и литотрипсии.

ВПЕРЕДИ ПЛАНЕТЫ ВСЕЙ

Ну а если уж "назвался груздем" - отрабатывай сполна. Половинчатого варианта у сложившегося под руководством А. Бронштейна коллектива быть не может. Закупили оборудование, инструменты, которые, кстати (время на месте не стоит!), постоянно совершенствуются и модернизируются, новое, передовое черпали (и продолжают эту практику) не только из литературы и Интернета - за опытом (лишь бы было чему учиться!) в любую клинику мира командируют. Развернулись так, что вскоре обогнали собратьев по профессии не только в России. Сегодня в мире вряд ли есть лечебные учреждения со столь маленьким штатом хирургов, способные похвастаться таким числом проведенных эндоскопических операций. И не только по количеству (холецистэктомий сделали только более 8 тысяч!). Главное - по разнообразию.
На удаление камней из желчного пузыря уже не требуется "мучительных" 2,5 часа. В среднем, если нет осложнений, минут за 10-15 отлично справляются. Делается все не просто быстрее - качественнее. Другие монооперации, в том числе гинекологические, урологические (их, кстати, в других местах по-прежнему предпочитают традиционным путем делать) на поток поставили. Но это же ЦЭЛТ! Мысль на месте ни минуты не стоит! А уж про творческий полет и говорить нечего! Предоперационное обследование всегда включало полный осмотр всех органов, "высвечиваемых" лапароскопом. Хирург-гинеколог видел, к примеру, что у пациента есть другие проблемы, требующие оперативного вмешательства. Для подтверждения своих сомнений специалиста нужного профиля вызывали, обсуждали план возможной совместной операции.
- Как обидно бывало, - делится размышлениями Д. А. Запорожцев. - Могли бы ведь избавить пациента от еще одной, а то и двух операций, К счастью, "диагностическая находка" не осталась втуне. Именно она дала толчок к появлению сочетанных операций. На счету ЦЭЛТа таких сегодня сотни.
При согласии больного и его родственников, если есть сложность и все хирургические манипуляции вписываются в специально созданный алгоритм, здесь делают одновременно 2 или даже 3 операции.
Такого нет и быть не может в обычной хирургии. Вам, к примеру, никогда не удалят матку, если есть камни в желчном пузыре. Сначала, предложат, будьте любезны, от них избавиться (не дай Бог осложнение дадут), а потом уж по поводу гинекологии приходите.
По сути эти специалисты правы. Но человеку-то каково? Кто берет в расчет тот стресс, который получает пациент при каждой операции: последствия наркоза, количество лекарств, время, которое необходимо для восстановления сил и неоднократно "изрезанного тела"? Ненамного легче, если сочетанная операция делается одним полуметровым "махом" скальпеля. Болит-то ведь в послеоперационном периоде не то, что удалено, а ткани, рассеченные в поисках доступа для резекции!

ВОЗМОЖНОСТИ ЛАПАРОСКОПИИ

Сегодня хирурги редко сталкиваются с банальным холециститом. Много осложненных форм. В ЦЭЛТ обращаются пациенты с самыми различными недугами, получившие отказ в других клиниках. Понятно: не у всех есть такое уникальное оборудование, такие опытные руки, такие думающие головы. Успех центра, нельзя не подчеркнуть, обеспечивается не гениями-одиночками, а мозговым штурмом работающих в одной упряжке неординарных специалистов.
Было бы ошибкой утверждать, что лапароскопия - панацея от всех бед. Увы, не все операции целесообразно делать этим очень щадящим способом. Однако сегодня вырисовались так называемые "золотые стандарты". Это те ситуации, когда подставлять свое тело скальпелю не имеет никакого смысла: удаление желчного пузыря с камнями, удаление надпочечников, органосохраняющие операции при язвенной болезни двенадцатиперстной кишки, операции при паховых грыжах и грыжах пищеводного отверстия в диафрагме, многие гинекологические, урологические операции... Накопленный опыт и современная сверхчувствительная техника позволяют делать ряд онкологических операций. Просматриваются и другие перспективы.
Но, что совершенно ясно: "золотые стандарты" ЦЭЛТа расширили горизонты хирургии. С полным правом входят сюда сегодня сочетанные операции. В них не только возможность избавить пациента от лишних страданий, но и огромный экономический смысл.
Конкретному человеку понятно - меньше травма (психическая и физическая), меньше требуется лекарств, послеоперационный период каждой операции не складывается, а накладывается один на другой (обычно на 4-5-й день больной выписывается из стационара), несравним косметический эффект... Да, что там говорить, доподлинно известно: женщине, ход операции которой мне довелось видеть на экране, на решение проблем со здоровьем традиционным путем потребовалось бы не меньше года. Что же касается общества... Его процветание, в том числе и экономическое, складывается, как известно, из благополучия каждого гражданина, его семьи, А для этого надо быть здоровым, много и плодотворно работать. Ну а если заболел, как можно быстрее вернуться в строй. В этом ЦЭЛТ - незаменимый помощник!


Беседовала Наталия Савинова
01.09.2002