Гиппократ против бюрократов

— Вы единственный, кому я могу доверять!
— Вы вселили в меня надежду, что я еще поживу!..
За время “прямой линии” с читателями “МК” доктор Александр Бронштейн, генеральный директор Центра эндохирургии и литотрипсии (ЦЭЛТ), не получил ни одного нарекания — только благодарности. И, конечно, множество просьб о помощи. Люди обращались к Александру Семеновичу как к доктору, который может вылечить буквально все. И он оправдал их надежды. Каждому дозвонившемуся Бронштейн “выписал рецепт”, дал совет или пообещал помочь лично.
— Вы не представляете, как мне всех их жалко! Но я же не могу помочь всем сразу, — вздыхал Александр Семенович. — После этого мне плакать хочется. Такое ощущение, что наше государство не хочет, чтобы эти люди жили. Вот бы записать нашу беседу и разослать в правительство — пусть бы послушали...

“Наша клиника всегда гордилась своими новыми методиками. Это конек ЦЭЛТа”

— Добрый день. Вас беспокоит Лариса Серегина. Я гражданка России, но проживаю в Латвии. Могу ли я обратиться в ваш центр? И есть ли у вас новые методы лечения множественной миомы матки?

— В наш центр может обратиться любой человек, независимо от его гражданства и места проживания. С миомами матки мы успешно работаем уже довольно долго. Вот уже более года мы предлагаем своим пациенткам абсолютно все методы лечения этого заболевания, в том числе и недавно внедренный в практику метод эмболизации маточных артерий (ЭМА). Преимущество этого метода в том, что он не предполагает хирургического вмешательства! Процедура длится около 50 минут, пациентка находится в стационарном отделении всего лишь сутки! В результате этой процедуры в течение 3—12 месяцев миома уменьшается от 20% до 80% от первоначального объема. Можно сказать, что за методом эмболизации будущее, но нельзя считать его панацеей. Это лишь один из вариантов решения проблемы миомы матки. Выбор методики зависит от каждого конкретного случая.

— У меня очень большой вес. Врачи говорят: морбидное ожирение. Ни диета, ни кодирование — ничего не помогает. С таким весом уже сердце не справляется, а недавно еще и сахарный диабет обнаружили. Есть ли возможность вылечить такой букет и убрать лишний вес?

— Пациентам с тяжелыми формами ожирения у нас в клинике предлагают современные хирургические, в том числе лапароскопические методы лечения: вертикальная гастропластика, бандажирование и шунтирование желудка. Эти операции получили широкое распространение за рубежом, с их помощью можно добиться потери в среднем 60—70% избыточной массы тела. А существенное снижение веса, исчисляемое десятками килограммов, в свою очередь положительно влияет на течение сопутствующих ожирению заболеваний: артериальной гипертонии, сахарного диабета, дыхательных расстройств, заболеваний суставов, позвоночника и многих других. Пациентами с избыточной массой тела в нашей клинике занимается один из ведущих российских специалистов в этой области — доктор медицинских наук Юрий Иванович Яшков, которому помогают и эндокринологи, и кардиологи, и сердечно-сосудистые хирурги. Я уверен: вам можно помочь!

— А вот сейчас много рекламы идет по желудочным баллонам…

— Не надо слепо верить рекламе! Установка баллона помогает лишь в случаях с начальной стадией ожирения. Избавиться от морбидного ожирения с помощью баллона невозможно. В этой ситуации наши специалисты применяют установку баллона в качестве подготовительного этапа перед операцией, но никак не в качестве основного метода лечения.

— Здравствуйте, Александр Семенович! Хотел обратиться к вам в ЦЭЛТ, а оказалось, что у вас глаза не оперируют. У меня катаракта. Тянуть дальше нельзя, а кроме вас, я никому не доверяю…

— Спешу вас обрадовать! Уже больше года у нас работает серьезная офтальмологическая служба, которая располагает новейшей диагностической линией, лазерным операционным блоком и уникальной, не имеющей аналогов в Москве операционной для проведения полостных операций на глазах. Теперь в Центре эндохирургии и литотрипсии вам помогут не только при катаракте, но и при глаукоме, отслойке сетчатки, различных поражениях глаз, возникающих от многих заболеваний. А самое главное, что у нас работают прекрасные офтальмологи с поистине золотыми руками.

— Я знаю, что вы руководите курсом новых медицинских технологий Академии имени Сеченова. Какие планы у вас на 2005 год? Чем порадуете?

— Спасибо за вопрос! Планов много. Так, например, мы планируем заняться имплантацией специальных портов пациентам, которым необходимо проведение курсов химиотерапии, лечения болевых синдромов, многократных заборов крови на анализ. Наши специалисты отделения сердечно-сосудистой хирургии работают над системой лечения различных заболеваний сосудов при помощи имплантации временных и лекарственных стентов — специальных сетчатых конструкций, устанавливаемых в сосуды. Будем работать над усовершенствованием методики лечения стрессового недержания мочи (TVT) и нашей авторской методики фиксации матки. Отдельная тема наших работ — обсуждение вопроса о паллиативной медицине — комплексе мер, направленных на облегчение состояния пациента, который болеет длительно, тяжело и порой неизлечимо. И это только малая часть наших планов. Если вы пользуетесь Интернетом, заходите на страничку нашей клиники www.celt.ru — там регулярно появляется новая и интересная информация о нашей работе. А что касается курса Новых медицинских технологий, то все врачи государственных медицинских учреждений обучаются у нас совершенно бесплатно.

"После 60 лет нужно внимательнее следить за своим здоровьем. Это позволит вам жить так же качественно, как и в 30—40 лет!"

— Меня зовут Алла Степановна, мне 66 лет. У меня артроз со смещением коленных суставов. Что делать?
— Это лечится, 66 лет — не так много.
— Но ничего не помогает, чего только не пробовала!
— Возможно, у вас процесс зашел далеко. И тогда вам нужна трансплантация суставов. Сейчас такую операцию делают во всем мире, и у нас в Центре делают, и в госпитале инвалидов войны, и в Институте травматологии и ортопедии. Но она недешевая: протез очень дорого стоит. Сначала вам надо проконсультироваться со специалистом: нужна ли вам эта операция.
— А если нужна, то уколы уже не помогут?
— Нет, не помогут.
— Дорого — это исключено. Я пенсионерка.
— Сочувствую вам. Если у нас появятся в Министерстве здравоохранения люди, сочувствующие таким, как вы, то, может быть, это будет дешевле. Сходите к хирургу, скажите, что у вас плохо с деньгами: может быть, вам подберут какой-то способ. Сейчас применяются различные схемы терапии суставов у пожилых людей. Но если вам надо делать пересадку, то ничего другое, к сожалению, не поможет.

— У меня шум в ушах, мне 63 года.

— Есть такая болезнь, которая дает шум в ушах, — отосклероз. Сходите к отоларингологу, пусть вам сделают аудиограмму. Учтите, если это отосклероз, активных лекарств от него нет. Но помочь вам можно.

— Мне 60 лет, у меня остеохондроз. Грудина болит и лопатки...

— Вы к невропатологу сходите, сделайте снимок позвоночника, грудного и шейного отдела. Вам могут помочь мануальная терапия и массажи в комбинации с таблетками. Главное — позвоночник посмотрите: если есть сдавления нервных корешков, лечение совсем другое. Лечитесь, и все будет хорошо. 60 лет — это не возраст!

— Здравствуйте. Драпушко Вильям Маркович, инвалид I группы. После инсульта — стенокардия, почти три года валяюсь ни живой ни мертвый. А мне всего 65 лет...

— Немного. Чем помочь вам?

— Мне позвонил друг и сказал: позвони этому врачу, он чародей... В вашу клинику направление нужно?

— В нашу клинику направления не нужны. Поскольку вы инвалид I группы и судьба свела вас со мной, обещаю, что бесплатно покажу вас профессору Широкову. Он руководит нашей службой “СТОП-Инсульт” и более 30 лет занимается вопросами нарушения мозгового кровообращения. Я не знаю специалиста, который в этом вопросе был бы компетентнее.

— Я оперировался по поводу рака предстательной железы II степени. Кончится теперь этот рак? Что делать-то?

— Кончится, конечно. Что делать? Жить!!! В нашей клинике раком не занимаются. Этой проблемой занимается коллектив профессора Матвеева из Онкоцентра на Каширском шоссе. На мой взгляд, он лучший по раку предстательной железы.

— У меня гипертония, было три инсульта. Правильно ли я принимаю препараты? От давления — арихон, от ишемической болезни — ренитек. И еще церебролизин.

— Вас очень хорошо лечат. Просто, к сожалению, болезнь ваша лечится очень долго и нудно. Лекарства вам обязательно помогут.

— А у меня еще дивертикулез.

— А вот это не лечится. Но не волнуйтесь, это не опасно. Надо только следить, чтобы у вас не было проблем со стулом. Лечитесь, наблюдайтесь и живите долго!
— Александр Семенович, я вас просто обнимаю. Вы меня обнадежили!

"Не копите на похороны! Копите на здоровье и на спокойную жизнь в старости!"

— Здравствуйте, у меня полип эндометрия. Его удаляют вслепую, обычной чисткой. А в вашей клинике не делают эту операцию через камеру?

— Делают. Вслепую ничего не удаляется — все только под визуальным контролем. У нас все делается эндоскопическим путем — без разрезов. Приходите.

— Нужно приехать лично или по направлению врача?

— Никаких направлений. Но у нас, к сожалению, все услуги платные.

— Ну, это, может, быть даже и лучше...

— Для кого лучше, для кого хуже... Наши люди почему-то копят деньги на похороны. А на здоровье не откладывают. Я всегда говорю: не копите на похороны — когда придет время, похоронят вас! Копите на здоровье и на спокойную жизнь в старости!

— У меня гипертония. Сейчас много рекламы, не знаешь что купить. Что посоветуете?

— Сходите к грамотному доктору. Прежде чем тратить большие деньги на лекарства, лучше скопить немного и пойти к хорошему специалисту. В нашу клинику, в Институт кардиологии, в Институт профилактической кардиологии. Заплатите один раз: пусть вас посмотрит настоящий профессионал, назначит лечение, а потом будете наблюдаться у районного специалиста. Не надо выбрасывать деньги на лекарства, когда нет ясности, помогут ли они вам! Лекарств действительно много, и совет вам могут дать не всегда правильный. Жаль, что я так говорю, но так бывает.

— Скажите, кроме коронарографии есть другие методы исследования сосудов?

— Коронарография — самое лучшее и самое надежное исследование из всех, что есть в мире. Есть еще позитронно-эмиссионный томограф, но у нас в России, к сожалению, их почти нет. И это безумно дорогое удовольствие. Зачем оно вам, если коронарография решит все вопросы абсолютно безболезненно и безопасно? Коронарографию у нас делают блестяще, причем часто делают непосредственно в день обращения! Это тоже наша разработка, позволяющая экономить время и деньги пациента.

— Максим из Подольска. Расскажите о современных методах лечения инфекционных болезней, передающихся половым путем. Кроме антибиотиков есть что-нибудь?

— Разве антибиотики — плохо? Сейчас применяют антибиотики нового поколения. Одна инъекция — и вы здоровы. Если вы обратитесь к грамотному урологу, вам пропишут только антибиотики. И у нас, и во всем мире.

— Понятно. А хронический простатит — это болезнь на всю жизнь?

— Я по голосу чувствую, что вы человек молодой, но хронический простатит сейчас так “популярен”, что вы можете его не бояться. Если его лечить, то на потенции это не скажется. Если вы не будете нарушать режим, не будете много есть острого, соленого и жареного, станете умеренно употреблять алкоголь и вести себя культурно с дамами, то я думаю, что все у вас будет хорошо.

Почему цены кусаются?

— Моя жена — ветеран труда и пенсионер, есть какие-то льготы в вашей клинике для таких, как мы?

— К сожалению, нет. Клиника-то не государственная. Но вы можете лечиться в районной больнице, вам не обязательно тратить деньги.

— Только вам мы можем поверить. Ваша клиника — единственный луч света в этом темном царстве!

— Царство действительно темноватое. Пока у нас, к сожалению, государство не повернулось к народу лицом. И все же советую обратиться в клинику по месту жительства. Восточный округ? Там есть 70-я больница, 36-я, 15-я... Скажите там, что со мной говорили и что я просил вам помочь. А если не помогут — звоните мне. Я обещаю посодействовать.
— Дай бог вам здоровья!

— Раньше я занималась парашютным спортом. А теперь паховые боли беспокоят...

— Почти два года назад в рамках нашей междисциплинарной службы “Клиника боли” был разработан и внедрен в практику новейший авторский метод лечения тазовых болей у спортсменов, который потом был применен врачами-гинекологами для лечения тазовых болей мнимого гинекологического профиля. Обратитесь к нашему доктору Леониду Александровичу Серебро — он один из авторов этой методики.

— Да я бы с удовольствием. Но дорого у вас все. А я пенсионерка. И хоть русская, но не “новая”...

— Понимаете, у нас клиника частная, нам государство ни копейки не дает. Мы вынуждены выживать за счет вас — наших пациентов. Мы вот только за аренду нашего дома фантастические деньги платим! И это несмотря на то, что мэрия Москвы дает нам льготы, за что мы ей очень и очень благодарны! А еще коммунальные платежи. Да и врачам надо достойную зарплату платить, чтобы они хорошо лечили, согласны? К тому же у нас высококлассное, новейшее оборудование. А оно стоит очень дорого. Вот поэтому к нам могут попасть люди, у которых есть хотя бы 800—1000 долларов на семью в месяц, — таких у нас немного. Говорю вам это с грустью. Но я постараюсь вам помочь. Позвоните мне на следующей неделе — решим вопрос.
— Спасибо!

— Светлана Георгиевна, пациентка вашей клиники, лечилась у кардиолога Беспалько, гастроэнтеролога Павловой.

— Вы довольны?

— Очень! У меня еще гиперплазия эндометрия. Есть у вас врачи-гинекологи, которые лечат это заболевание?

— Запорожцев Дмитрий Анатольевич. Обратитесь к нему. Заболевания эндометрия лечат у нас уже довольно давно и с хорошими результатами. Кроме того, в 2005 году мы планируем внедрить абсолютно новый метод баллонной термоаблации эндометрия при рецидивирующих гиперплазиях эндометрия как альтернативу классической гистерэктомии. Простите, что употребил сложные медицинские термины. Более простыми словами объяснять долго, но поверьте, что метод прекрасный, хотя и недешевый.

— Вас беспокоит Мария Сергеевна Пушкарская. Я вам звоню из вашего далекого прошлого. Мы с вами много лет жили по соседству на даче в Серебряном Бору...

— Конечно, помню! Рад вас слышать!

— Всегда о вас читаю и хочу вам пожелать успехов в вашем благородном деле и всего самого доброго!

— И вам здоровья. Если чем помочь — звоните, буду рад.

— Да пока ничего не надо. Вот я в семье осталась одна, все умерли.

— Ну, теперь будете жить долго, я буду следить за вами!

"Принципы российского здравоохранения, которое всегда считалось одним из лучших в мире, попраны"

— Я делала у вас операцию. Огромная вам благодарность! Таких центров, как ваш, надо больше. Я бы вас выбрала министром здравоохранения. Честно.

— Я вам ничего плохого не сделал, поэтому вы мне такого, пожалуйста, не желайте. У нас уже есть один министр, и он вроде старается работать правильно.

— Но он же не медик! Я и все мои знакомые считают, что министром должны быть или вы, или Рошаль.

— Вот Рошаля я бы сделал министром — он супер! А сейчас в Министерстве здравоохранения, похоже, просто не понимают, что мы ежегодно теряем по 800 тысяч человек! У нас продолжительность жизни мужчин 58 лет, а в Японии — 78; я со своим возрастом уже несколько лет как умер! Что будет с нами через 100 лет?! Государство не интересуют люди, которые уходят из жизни, у которых нет лекарств... Принципы российского здравоохранения, которое всегда считалось одним из лучших в мире, попраны. Забыта система профосмотров россиян, которую еще при Сталине ВОЗ признавала одной из лучших в мире. Вот вопрос предоставления бесплатных лекарств — один из самых сложных! По моему мнению, компенсация пенсионеру на лекарства должна составлять никак не менее $100—150 в месяц, а в наших условиях это просто нереально.

— Сейчас очень много говорят о реформе здравоохранения. Как вы к этому относитесь?

— Та реформа, которая продвигается сейчас, может загубить наше здравоохранение на корню. Это мое мнение. Хотят истребить институт узких специалистов и ввести “семейного врача”, который одинаково хорошо будет знать и мужские, и женские половые органы, и уши, и горло, и печень... Это бред! Хотят ликвидировать женские консультации, разрешить приватизацию медицинских учреждений. Но у нас Россия, а не Франция! У нас другой народ, с другими кошельками! Я и сам не привык к частной медицине — я человек другого времени. Но так получилось, что я руковожу частной клиникой, которая не всем доступна. И мы, к сожалению, не можем проводить свои передовые технологии в массы. Я считаю, что сегодня как никогда остро стоит вопрос о создании Совета по охране здоровья при президенте, куда вошли бы ведущие медицинские специалисты. Они и должны решать, какая нам нужна реформа здравоохранения.

28.01.2005